Расскажите о нас своим друзьям:

+7 (495) 588-86-31

+7 (916) 690-90-93

 

zhostovo.com   info@zhostovo.com

Русская лаковая миниатюра

Искусство лаковой живописи родилось на Вос­токе, в Японии и Китае, еще в глубокой древности. Легкость и прочность материала, высокое ка­чество лака, совершенство живописных форм, от­точенных веками, превращали восточные лаки в настоящие художественные ценности. В средневе­ковье искусство росписи лаковой поверхности проникло в Персию, а в начале XVIII века — в Ев­ропу. В это время приобретают известность фран­цузские лаки, особенно фирма братьев Мартэн, шотландские лаки. В Германии в 1763 году в Брауншвейге открывается фабрика лаковых изделий Штобвассера, разработавшая технологию произ­водства высокого качества лаковых изделий.

 

Изготовление первых лаковых изделий в Рос­сии относится к началу XVIII века. При декора­тивном оформлении "Китайского кабинета" двор­ца Монплезир в Петергофе (1716-1722) было ис­пользовано 94 лаковых панно, выполненных рус­скими мастерами-иконописцами в китайском сти­ле. В середине - конце XVIII века появилось боль­шое число лаковых табакерок из папье-маше. Рос­пись, украшающая их поверхность, превратила эти изделия в настоящую драгоценность. Живо­пись обычно представляет собой аллегорические и пасторальные сцены, либо композиции из цветоч­ных гирлянд и букетов и сохраняет прихотливое изящество мотивов рококо или стройную ясность и непосредственность ранней классики.

 

Во второй половине XVIII века появляются та­бакерки, украшенные металлическими чеканны­ми медальонами с портретами Петра I, Екатерины II или медалями, выбитыми в честь каких-либо важных событий. Искусство художников-миниа­тюристов как художественное явление формиро­валось под воздействием русской живописи XVIII—XIX веков, в то же время художники, со­здавшие лаковые изделия, были плоть от плоти народа и привносили в свое творчество ярко деко­ративную народную традицию.

 

Массовое производство лаковых изделий в России начинается в конце XVIII века, и честь ос­нования этого дела принадлежит московскому купцу П. И. Коробову, имевшему под Москвой фа­брику по изготовлению лаковых козырьков для русской армии. В 1795 году он пригласил из Гер­мании нескольких брауншвейгских мастеров, с помощью которых наладил на этой фабрике про­изводство лаковых табакерок, обучил росписи по лаку местных мастеров из ближайших сел, мно­гие из них были талантливыми крепостными ху­дожниками.

 

Процесс изготовления лаков очень сложен и трудоемок, требует множества операций. Первая стадия обработки еще не родившегося изделия на­зывается "опиловкой", при которой ленты карто­на или бумаги намазываются клеем и наматыва­ются на деревянную форму. Два-три раза их за­кладывают в ручной деревянный пресс, где они плотно сжимаются. Прессованный картон, при­нявший форму основания изделия, просушивает­ся в печи, затем к нему добавляются остальные части - крышка и дно. Все вместе погружают на пропитку в котел с маслом, после чего вновь высу­шивают в печи. В результате картон приобретает прочность высших сортов сухого дерева, и заго­товка свободно пилится, строгается, обрабатыва­ется на токарном станке. После опиловки изделие покрывается грунтом из глины с сажей, замешан­ной на олифе, шлифуется пемзой и покрывается многократно черным и светлым лаком, каждый раз при этом просушиваясь в печи. Затем изделие покрывается лаком, просушивается и полируется вручную.

 

Интересным видом коробовской продукции были недорогие табакерки, покрытые светлым лаком. На их крышки наклеивались бумажные кар­тинки-гравюры с изображением важнейших событий того времени: эпизоды Отечественной вой­ны 1812 года, военные действия против турок 1828-1829 годов. Это была своеобразная народная газета, в которой находили отклики все злободневные события. О том, что эти табакерки высо­ко ценились и бережно сохранялись, свидетельст­вует крышка от табакерки с живописным изобра­жением пожара Москвы и приведенными там же словами: "Огонь сей будет в роды родов освещать лютость Наполеона и славу России". Выполнен­ная, видимо, во втором десятилетии XIX века, та­бакерка не сохранилась полностью, но крышка была вставлена в бронзовую рамку и продолжала служить как настенный медальон.

 

Широкий отклик получила и война с турками. Поэтому на табакерках появляются то изображе­ние сцены морской баталии: "Сожжение турецко­го флота в Наварине", то карта военных действий, то изображение славного соотечественника с над­писью: "Под крепостью Варною капитан Павлов отнимает 5 знамен 1826 года 19 августа".

 

Дело Коробова продолжил его зять П. Лукутин, который не только усовершенствовал и расширил производство таковых изделий, но сумел добиться такого высокого качества миниатюры, что она стала ярким художественным явлением в русском искусстве. Изделия же фабрики на про­тяжении всего XIX века назывались лукутинскими. В 1828 году П. Лукутин получил право клей­мить их изображением государственного герба. С этого времени на внутренней стороне крышек лукутинских табакерок, коробок, портсигаров обычно золотой краской по красному фону изоб­ражался двуглавый орел и инициалы или фами­лия владельца - "ФПЛ", "фабрика П. и А. Лукутиных" и т. д.

 

1830-е годы были периодом становления лукутинской миниатюры, разработки различных тех­ник и способов оформления. В эти годы появились изделия, выполненные в технике цировки, при которой изделие обертывается металлической пластиной (фольгой), покрывается черным или другим темным лаком, а затем по нему резцом процарапываются различные орнаментальные узоры, открывая глазу золотистую линию метал­лической основы.

 

Живописные миниатюры, которыми оформ­ляются в основном все изделия, пишутся маслом в технике многослойного письма, обычно в три-че­тыре слоя. Каждый слой покрывался лаком и про­сушивался. Выполнялась роспись двумя способа­ми: "по-плотному" и "по-сквозному". Первый про­изводился непрозрачными корпусными краска­ми. Эта техника обеспечивала прочность красоч­ного слоя и давала значительный простор для ко­лористического решения, способствуя развитию цветовой гаммы. Способ "по-сквозному" выпол­нялся прозрачными лессировочными красками.

 

Обычно лукутинские мастера сочетали оба способа, что давало возможность чередовать глубокие насыщенные тона с нежными и мягкими, а плотные - с прозрачными. В этой манере выпол­няется абсолютное большинство миниатюр лукутинской фабрики. В то же время не ослабевает ин­терес к историческому прошлому России и на фа­брике расписывается значительное число миниа­тюр с портретами Петра I, А. В. Суворова, блиста­тельного сподвижника Петра I - Якова Долгору­кова, спасшегося из шведского плена и угнавшего вражеский фрегат. Получили распространение также коробочки, табакерки и шкатулки с вида­ми двух российских столиц. Такова живопись на шкатулке для сигар, на крышке которой выпол­нено изображение Московского Кремля. Не менее популярны были виды Петербурга. На одной из табакерок представлена сценка, изображающая катания с ледяных гор на масленицу, устроенные в Петербурге на Невском проспекте. Она очень де­коративна, хотя в ней нет еще богатства полной лукутинской палитры, и напоминает цветную ли­тографию. Сложность техники и мастерство художника проявляются и в другой работе - миниа­тюре, изображающей вид на Каменноостровский дворец в Петербурге. Роспись подражает технике мозаики, где вся красочная поверхность выполне­на маленькими точечными мазками, имитирую­щими кусочек смальты, из которой складывалась мозаика. Много архитектурных пейзажей исполь­зовались при копировании с картин зарубежных художников. Копией с картины неизвестного гол­ландского художника является пейзаж, выпол­ненный на большом подносе в коричнево-золотис­той гамме с мягкими переходами тонов корпусно­го письма. В отличие от него живопись на миниа­тюрной табакерке с видом на Дворец дожей в Ве­неции выполнена тончайшими лессировками по перламутровой подкладке, придающими краскам яркость и прозрачность.

 

Расцвет лукутинской миниатюры падает на 40-50-е годы XIX века, когда она отличается особым богатством орнаментальных форм, тонко­стью живописных решений, прочной связью жи­вописи с черным фоном, с формой и назначением самого предмета. Золотистым орнаментом изящ­ных арабесок по теневому размытому фону, под­ражающему перламутровому мерцанию серовато-жемчужных, розовато-коричневых тонов, завер­шено декоративное решение на группе табакерок и шкатулок этого времени. Оно тонко сочетается то с живописными миниатюрами женских порт­ретов, то с прекрасно выписанной сценой кресть­янских посиделок. Иногда в декоративном оформ­лении изделий применялись вставки из фарфора, расписанного на мифологические сюжеты. Дела­лись попытки изготовления изделий с рельефным изображением, которое также расписывалось. Фигуры, вылепленные в рельефе, получались бо­лее объемными, приобретали легкую округлость и мягкость силуэта.

 

Долгие творческие поиски, повышение мас­терства художников, многие из которых отправлялись учиться в Строгановское училище или кончали рисовальную школу, созданную Лукутиным при фабрике, позволили создать свои непо­вторимые традиции живописного промысла. В этот период продолжает создаваться большое число копий с оригиналов русских и западных ху­дожников, в основном в плане бытового жанра. Однако это было не просто копирование, а творче­ская переработка сюжетов с сокращением числа персонажей, отдельных деталей и упрощением композиции, с явной тенденцией к устойчивым симметричным акцентам, которые близки народ­ной традиции. Это была и сложная переработка, так как она заключала в себе создание принципи­ально новой декоративной миниатюры, неразрыв­но связанной с самим изделием. Широко исполь­зовался сюжет французского художника П. Русселя "Бабушкины сказки". То на шкатулках, то на табакерках появляется эта полюбившаяся мас­терам сцена. На миниатюрных табакерках она но­сит камерный характер, а на большой чайнице приобретает торжественное звучание, так как вписана в сложную форму. Сравнение в различ­ных вариантах этого сюжета раскрывает процесс работы художника-миниатюриста, дает возмож­ность почувствовать то мастерство и умение, с ко­торым он создавал и изменял свои декоративные композиции.

 

Маленькая изящная миниатюра украшает овальную табакерку, расписанную под черепаху. На крышке ее — копия с оригинала художника Индейцева с изображением вида на Московский Кремль и Большой Каменный мост. Плавные мяг­кие контуры кремлевских башен насыщают лег­кими вертикалями всю миниатюру, наполняя ее спокойными строгими ритмами. Сдержанной кра­сотой проникнута живопись в миниатюрах "От­дых во время сенокоса", "Перевоз сена в лодке", "Уличный торговец", в которых отразился значи­тельный интерес к народной жизни. Одной из луч­ших является миниатюра на круглой табакерке с изображением солдата с ребенком. Обе фигуры ис­полнены росписью "по-плотному" в серовато-ко­ричневой гамме, овеяны мягким лиризмом и гру­стью. Неоднократно прорабатывалась тема крес­тьянской пляски, использованная с оригинала П. Русселя "Вечер", так полюбившаяся мастерам и трактуемая ими в характере народного искусства.

 

Одной из излюбленных тем в 1860-х годах ста­новится изображение чаепития. Чаепитие издав­на известно в различных видах народного искус­ства как один из важнейших обрядовых сюжетов. Неоднократно повторенное в лукутинской миниа­тюре оно также становится ведущей темой в сце­нах из жизни и быта народа. Один из его вариан­тов выполнен на коробочке-спичечнице, изготов­ленной в начале 1860-х годов. Строго уравнове­шенная симметричная композиция с сидящими друг против друга статичными фигурами двух крестьян насыщена спокойствием. Черный фон создает глубину и объемность фигур, подчеркива­ет пространственную выразительность красочной гаммы, в которой использованы тончайшие лесси­ровки письма "по-сквозному".

 

Во второй половине XIX века появились и не­сколько десятилетий были традиционными не только сцены чаепития, но и другие сюжеты, взя­тые из народной жизни. Излюбленные из них: тройки зимние, летние, то веселые и озорные, то торжественно спокойные, но всегда яркие, со звонко звучащим колоритом, подчеркивающим экспрессию движения.

 

В 1880-1890 годах фабрика Лукутина продол­жает выделывать изделия традиционного плана, миниатюра на подносе с оригинала А. Трутовского - иллюстрация к басне И. А. Крылова "Кот и повар". Тонкостью живописи отличается жанро­вая сценка, выполненная на обложке меню зван­ного обеда 1890 года: купец и приказчик, играю­щие в шашки. Строгой и спокойной композиции соответствует утонченность колористических от­тенков и мягкость цветовой гаммы миниатюры.

 

К концу XIX века лукутинская миниатюра по­степенно приходит в упадок. Снижается мастерст­во рисунка, появляется много аляповатых сочета­ний цвета, на смену мастерству приходит ремес­ленничество. В 1904 году фабрика закрывается.

 

В 1910 году в Федоскино была создана артель, объединившая многих лукутинских художников-живописцев по лаку. Их усилиями был сохранен промысел, получивший широкое признание как в России, так и во многих странах мира.

 

На протяжении всего XIX столетия в России существовали и другие предприятия, изготовлявшие лаковую миниатюру. Крупнейшим конку­рентом лукутинских лаков была продукция фаб­рики Вишняковых, бывших крепостных, отку­пившихся на свободу. В начале XIX века они ос­новали в Подмосковье, недалеко от лукутинской фабрики, предприятие, которое позднее имело свое отделение в Москве. Вишняковские лаки, как и лукутинские, просуществовали до конца XIX века. Однако они уступали последним и по качеству лака, и по тонкости художественного оформления.

 

Одной из ранних работ фабрики Вишнякова является коробочка с изображением на крышке деревенского пейзажа с незатейливой живопи­сью, изображающей крестьянские домики. Боко­вые стенки шкатулки окрашены в зеленый цвет, имитируя малахит. Малахит, уральский поделоч­ный камень, был очень моден в первой половине XIX века. Им украшали мебель, осветительные приборы, из него делали письменные приборы и туалетные коробочки. Тонкая имитация под ма­лахит превращает эту коробочку в драгоценное изделие, отдающее дань требованиям моды и сти­ля. В вишняковских лаках чувствуется значи­тельно большая близость к народным традициям крестьянской живописи, к народному вкусу. Удовлетворяли они в основном средние городские зажиточные крестьянские слои, поэтому в них очень сильно сказывается народное восприятие и видение мира. Это можно проследить на примере пластины "Зимняя тройка". В ней во многом про­глядывает влияние лукутинских миниатюр. Од­нако живописная манера, простота и лаконизм композиции, предельная ясность и колористичес­кая гамма, построенная на сочетании немногих локальных тонов, свидетельствуют о силе народ­ной традиции, о самостоятельном художествен­ном языке вишняковских художников-миниатюристов.

 

Так же, как и на фабрике Лукутина, у Вишня­ковых особенно любимыми были сцены троек и чаепитий. Повторенные множество раз варианты этих популярных сюжетов хотя бы небольшими деталями, но отличались друг от друга. Сравнение их позволяет раскрыть процесс работы народных мастеров, дает возможность почувствовать лег­кость, с которой создавались, менялись, варьиро­вались эти декоративные композиции. Тройки, чаепития, сцены из народной жизни не сходят с изделий Вишнякова на протяжении всей второй половины XIX века. О популярности их свиде­тельствуют награды - медали всероссийских и международных выставок, которые получили вишняковские лаки. Изображение этих медалей Вишняков, как правило, ставил на внутренней стороне крышек своих изделий.

 

В начале XIX столетия мастерские, небольшие предприятия лакированного дела появляются в разных городах и местностях России. В Москве одной из наиболее известных была фабрика А.И. Аустена. В коллекции Государственного Истори­ческого музея хранится несколько шкатулок и та­бакерок с клеймами фирмы А. Аустена. Среди них особенно интересны две шкатулки. Живопись первой шкатулки выполнена на черном фоне по китайским мотивам и отличается сдержанной цветовой гаммой с преобладанием золотисто-ко­ричневых тонов. Отличительной особенностью этой декоративной композиции является то, что фигуры людей, птиц становятся орнаментальны­ми элементами, вплетенными в общее декоратив­ное решение. Этому же способствует и некоторая статичность и плоскость фигур. Жанровая сценка с изображением пляски на другой шкатулке отли­чается более профессиональным рисунком, живо­стью и характерностью поз пляшущих крестьян.

 

К середине XIX века район Подмосковья стал подлинным центром русских художественных лаков. Фабрика Лукутина играла в нем ведущую роль, к ней примыкало вишняковское предприя­тие. Вокруг них родилось много мелких мастер­ских, где работали талантливые народные художники. Одним из них было заведение Н. Ножевщикова. Отмеченные его клеймом несколько предме­тов выделяются орнаментацией, в которой ис­пользуется инкрустация металлической проволо­кой и перламутром. Незатейливые композиции, выполненные в такой технике, перекликаются с аналогичным декором в работах фабрики Вишня­кова.

 

В Петербурге в первой половине XIX века наи­более известными предприятиями лакированного дела были мастерские Мартина Боля и Воленшнейдера.

 

Во второй половине XIX века интерес к лако­вым изделиям сохранился. Их декоративные ре­шения становятся более сложными и насыщенны­ми. Шкатулка, выполненная в 1880-х годах неиз­вестным петербургским мастером, отличается сложнофигурной формой с выступами и многосту­пенчатыми рельефами. Большие размеры шка­тулки диктуют отказ от камерности миниатюры, связанной с маленькими изделиями. Декоратив­ное решение строится на звучности крупных цве­товых пятен, игра которых подчеркивается вол­нистой поверхностью шкатулки. Мастерски вы­полненная роспись по перламутру использует его переливы и прекрасно сочетается с блеском черно­го лакового фона. Архитектоника изделия с ее сложными объемами превращает его в предмет интерьера. Подобная орнаментация лаковых из­делий в сочетании с инкрустацией перламутром встречается в эти годы и на предметах мебели: стульях, столиках.

 

Великая Октябрьская социалистическая революция добавила еще один этап в истории разви­тия художественного промысла лаковой миниа­тюры. Детищем ее стали новые центры лаковой росписи: Палех, Мстера и Холуи. Возродился и наполнился новым содержанием старинный промысел бывшей лукутинской миниатюры в селе Федоскино. Пройдя сложный путь становления и творческих поисков, современное Федоскино вы­работало свой новый художественный стиль. Этот стиль раскрывается прежде всего в новом содер­жании, ярком, насыщенном колорите, углубле­нии реалистического восприятия.

 

Героику гражданской войны отражает работа художника В.Д. Антонова "Проходит кавалерия" (1972). Используя традиционную манеру много­слойного письма "по-плотному", он добивается тончайших цветовых эффектов в плавных тональ­ных переходах. Роспись другой шкатулки автор посвящает сцене из сказки "Конек-горбунок". Сказочность сюжета он подчеркивает ярким блес­ком красок, положенных лессировками в манере "по-сквозному" на подложный фон.

 

Легкой грустью и лиричностью проникнуты пейзажи, выполненные Ю.В. Карапаевым. Этого художника по праву можно назвать певцом рус­ской природы, мастером, который умеет извле­кать из росписей по перламутру удивительные де­коративные эффекты.

 

Заслуженного художника РСФСР М. С. Чижова особенно привлекают пейзажи Подмосковья, окружающие его родное Федоскино. Неоднократ­но возвращаясь к этой теме, автор каждый раз умеет найти в ней новые краски, новые варианты, новые средства декоративной миниатюры, чтобы передать поэтическое ощущение жизни.

 

Работы современного Федоскино свидетельст­вуют о высоком искусстве мастеров этого прославленного промысла, о сохранении традиций боль­шой национальной культуры.

 

Такие центры, как Палех, Мстера и Холуи воз­никли на месте старинных иконописных промыс­лов Ивановской и Владимирской областей. Они создали новое искусство, насытив его новым со­держанием и образами, используя традиционную технику темперной живописи, соединив ее с тех­нологией изготовления папье-маше.

 

В 1924 году в старинном ивановском селе Па­лех семь бывших художников-иконописцев орга­низовали "Палехскую артель древней живописи", дав начало современному Палеху. В создании но­вой живописи Палех исходил из старой художест­венной традиции, сложившейся к XVIII веку. В основании системы декора, тесно связанного в единое целое с формой, очень помогало палеша­нам присущее им народное чувство материала. Быстрому успеху Палеха способствовали свобода и радость творчества, когда каждый художник по­лучал возможность воплощения своего замысла, раскрытия особенностей своего таланта.

 

Постепенно был создан своеобразный художе­ственный язык Палеха, где действительность при­чудливо соединяется с фантастикой; увиденные художником в натуре зеленые луга, хлебные ни­вы, иссиня-черные ручьи и реки изображаются с особой пластичностью, уживаются рядом с фанта­стическими травами, сказочными птицами, зве­рями, диковинными палатами. Эта иносказатель­ность, близкая мышлению крестьянских худож­ников, расписавших предметы народного быта, стала одной из своеобразных черт палехской ми­ниатюры.

 

Одним из основателей и создателей стиля Па­леха был И. И. Голиков — выдающийся художник (1886-1937). Его по праву называют вождем Па­леха. Произведения И. И. Голикова пронизаны страстным чувством жизни, бурным движением, эмоциональным напряжением. Одна из работ Го­ликова изображает выступление Степана Разина перед голытьбой. Страстность революционной идеи, неудержимое стремительное действо выражено у Голикова не только острой композицией, динамикой поз, но и колоритом, сильными, звуч­ными красками, контрастным соотношением цве­тов. Красный, полыхающий цвет рубахи Разина, яркое соцветие одежд людей, стоящих вокруг, приобретают живописную декоративность, отра­жающую образ символического значения.

 

Фольклорность образов, песенная напевность и мягкая лиричность отличают многие произведения палехской миниатюры. Плавные текучие ли­нии, пластичные образы, нежная певучая гармо­ния красок свойственны работам лучших худож­ников-палешан И. Маркичева, А. Котухина, А. Дыдыкина, И. Вакурова, И. Зубкова.

 

Мотивы творчества палешан созвучны совре­менности: в них нашли отражение излюбленные сюжеты крестьянского труда, тема коллективиза­ции деревни, социалистического строительства, иллюстрации к произведениям русской и совет­ской литературы: А.С. Пушкина, М.Ю. Лермон­това, А.А. Фадеева, А.М. Горькова. Связь с лите­ратурным текстом, с русской народной сказкой, былиной, песней, обращение к темам далекой и славной истории нашей Родины помогают палех­ским миниатюристам создавать образы глубокого содержания, проникнутые большим жизненным чувством.

 

Современные палехские художники обогаща­ют творческое наследие своего знаменитого про­мысла, решая новые художественные задачи. Вслед за палехом на путь лаковой миниатюры встали Мстера и Холуи, и каждый промысел вы­работал свою самостоятельную художественную манеру. У художников Мстеры это определялось в первую очередь своими местными иконописными традициями, сложившимися под влиянием новго­родских и строгановских писем. Лаковые росписи Мстеры носят реалистический характер, отлича­ются особым пониманием живописного производ­ства. Им свойственна утонченная культура коло­рита, в которой черное выступает как цвет, а не как фон в палехской миниатюре.

 

Миниатюра Холуев - также яркая, реалистическая. Она выделяется своеобразным языком художественных средств, форма и глубина в ней строятся на живописном соотношении цвета.

 

В арсенале их художников - сочный колорит, крепкий графический рисунок, черный цвет фо­на, формирующий пространство.

 

Живая сила российских лаковых промыслов - в их народности, постоянном развитии старых традиций национальной русской культуры, в творческих поисках, плодотворном и всесторон­нем развитии всех видов и форм этого прекрасного искусства.