Расскажите о нас своим друзьям:

+7 (495) 588-86-31

+7 (916) 690-90-93

 

zhostovo.com   info@zhostovo.com

Искусство Жостово 

Расписные жостовские подносы известны и популярны в России уже полтора века. Хорошо узнаваемые букеты и цветочные гирлянды на черном лаковом фоне с полным правом могут считаться одним из наиболее ярких символов современного народного искусства. Жостовские цветы очаровывают своей удивительной и загадочной красотой. Композицию на подносе нельзя назвать натюрмортом — это не букет, который художник писал с натуры. Нельзя назвать ее и орнаментом — слишком эмоциональны цветы, они словно „живут" в своем сказочном сверкающем черном пространстве. Жостовские художники вводят нас в волшебный сад, где порхают птицы и бабочки, одновременно расцветают все цветы, наливаются колоски, зреют ягоды и плоды...

 

Первая большая выставка, посвященная искусству жостовской росписи, состоялась в Русском музее в 1976 году. В те годы отмечалось 150 лет существования жостовского промысла. Спустя 30 лет мы вновь показываем историю и современное состояние этого удивительного центра народного искусства. Многое изменилось за эти годы — и в жизни некогда небольшой и тихой подмосковной деревни Жостово, которую теперь со всех сторон окружили коттеджи москвичей, и в сознании современного зрителя, более привыкшего сегодня к компьютерной графике, нежели к живому искусству. Но к счастью, жостовский букет остается по-прежнему неувядаемым и радостным. А сопоставляя его с иными художественными традициями (например, искусством Востока, где на протяжении многих веков складывались свои самобытные приемы изображения цветов), еще раз понимаешь, что жостовская роспись обладает огромной культурной ценностью, является нашим национальным достоянием.

 

История изготовления металлических подносов в деревне Жостово тесно связана с историей не менее известного художественного промысла — лаковой миниатюрой Федоскина.

 

Это сейчас Жостово и Федоскино разделены каналом имени Москвы. В старину же дорога из одной деревни в другую занимала чуть более часа. Территориальная близость двух центров обусловила и единство их художественных систем. Общим был первоначально и материал, из которого производились изделия,— папье-маше.

 

Предприимчивая семья крестьян Вишняковых — братья Тарас, Егор и Филипп — организовала в начале 1810-х годов в деревне Жостово производство лаковых табакерок. Примером для Вишняковых послужила табакерочная фабрика П. Коробова — П. Лукутина в сельце Данилково (ныне — село Федоскино). Из ранних произведений мастерской Вишняковых дошли до наших дней лишь две шкатулки из папье-маше, подписанные литерами „Ф. Ф. В." (.Фабрика Филиппа Вишнякова") (1). Ассортимент продукции, выпускаемой Вишняковыми, со временем расширялся. Значительное место в нем стали занимать и разнообразные подносы.

 

Лакированные подносы с росписью были широко известны в России уже в XVIII веке Особенно славились уральские из Нижнего Тагила. При этом функции подноса не исчерпывались подачей блюд при сервировке стола. Поднос мог вставляться в специальное углубление в столе и служить непосредственно столешницей. В Меньшиковым дворце представлен столик русской работы с вложенным в углубление подносом из папье-маше, расписанным золотом в китайском вкусе. На первых художественно-промышленных выставках девятнадцатого века в Петербурге экспонировались подносы-картины разных российских фабрик. Это были дорогие изделия с ландшафтной и жанровой живописью. Одним из известных производств была и фабрика П. Лукутина. В собрании Русского музея имеются два подноса 1830-х годов. На одном из них по сусальному золоту изображены всадники-киргизы, на другом — романтическая шотландская сцена. Изделия очень массивные, выполнены из толстого папье-маше. Зато тонкими и легкими были маленькие подносики самого разного назначения: для стаканов, для подношения писем и визиток, даже лоточки под щипцы для снятия нагара со свечей.

 

Наряду с произведениями из папье-маше в Петербурге и Москве развивалось производство металлических расписных подносов. Сохранились произведения петербургской фабрики Якова Лабутина — подносы готической формы с золотыми рокайльными завитками и порхающими птицами среди пышных цветов. Уникальные образцы этого искусства середины XIX века находятся в фондах Эрмитажа и Музея-заповедника „Петергоф" (Кат. 48). Такой поднос был и в семье Александра Блока в подмосковном имении Шахматово. Сейчас он украшает интерьер музея-квартиры поэта в Петербурге.

 

Первое упоминание об изготовлении Вишняковыми расписных металлических подносов мы находим в материалах Петербургской выставки Российских мануфактурных изделий 1839 года. В перечне экспонатов, представленных Филиппом Вишняковым, наряду с изделиями из папье-маше перечислены и „выколоченные из жести картины, подносы, вазы, виноградницы, тарелочки... и т. п. — все под лаком с рисунками" (2). К таким замечательным „картинам" можно отнести железный поднос с изображением военной стычки казаков с гусарами (3) (Кат. 1). Самым предприимчивым и впоследствии известным из большой семьи Вишняковых стал Осип Филиппович. В его мастерской работали крестьяне соседних деревень (в 1870 году числилось 32 человека).

 

Изготовление подносов считалось прибыльным делом, и опыт Осипа Вишнякова поддержали не только в Жостове.

К середине XIX века здесь сложился крупный крестьянский промысел. В 1876 году в шести селениях Троицкой

волости подносами занимались 22 мастерские. Половина из них была сосредоточена в Жостове. О росписи того

времени известно мало, так как лишь немногие мастерские ставили клейма на свои изделия. Это были подносы

с жанровыми композициями, схожие с нижнетагильскими, например поднос с клеймом „Ф. Т. Б."

(Фабрика Тимофея Беляева). На нем в лубочной манере изображен легендарный сюжет

„Петр I на Ладожском озере" (Кат. 35). Петр I на Ладожском озере. Мастерская Т.М.Беляева 1850 год.

 

Сохранились подносы с пейзажами — типичными образцами наивной крестьянской живописи

(изделия мастерских Елисея Куликова и Дашкина (Кат. 45, 37). Имеются воспоминания жостовских живописцев

XIX века об обучении молодых художников. «Сначала заставляли писать „горизонт" — соединение синего цвета

с розовым, потом горки, долины, „земельку", затем легкие пейзажи, составленные из одного-двух домиков, потом разные московские виды» (4). Появились цветочные композиции в виде простых букетов из двух-трех роз на подносах овальной и „гитарной" формы. Они часто были сделаны из тонкого железа и стоили недорого. В конце XIX века в российских промышленных городах открывалось множество чайных заведений, трактиров, поэтому спрос на такие подносы был велик. Даже столичные профессиональные художники не могли обойти вниманием такую популярную бытовую вещь и часто включали кустарные подносы в свои натюрморты.

 

Законодателем моды в росписи подмосковных подносов на протяжении XIX века оставались мастерские Вишняковых. Их изделия 1870-1880-х годов хорошо изучены. Клейма Вишняковых содержали изображения наградных медалей художественно-промышленных выставок, что позволяет точно датировать произведения. Оборотную сторону подносов украшают штамп в виде короны с лентами, три медали выставок и надпись: „Вишнякову съ сыновьями".

 

Наиболее художественными и дорогими считались подносы с жанровой живописью: мчащиеся тройки лошадей, крестьянские девушки у околицы, сцены чаепития (Кат. 1 2, 15, 28). Аналогичные композиции исполнялись мастерами на лаковых шкатулках. На выставках подносы Вишняковых признавались лучшими по росписи, по качеству лака и полировки. Секрет успеха заключался в том, что железо покрывали грунтом, многократно лакировали и тщательно полировали как с лицевой, так и с оборотной стороны. В жанровой и цветочной росписи мастера использовали те же приемы, что и в миниатюрной живописи на шкатулках. Цветы писали масляными красками, применяя технику лессировоч-ного письма. У Вишняковых сложилась своя особая изысканная композиция букета, составленного из раскрывшегося цветка розы, георгина и вьюнка в окружении листьев и мелких цветов с бутонами. Эти виртуозно исполненные цветы напоминают и миниатюрные букетики на лаковых шкатулках, и цветы на фарфоровых чашках подмосковных фабрик.

 

Букеты писали не только на черном фоне. Более нарядной получалась роспись на цветных фонах (Кат. 22, 13). Поднос, как и шкатулку из папье-маше, покрывали по сырому лаку металлическим порошком, затем цветным лаком, получая искрящиеся оттенки золотого, красного и синего цветов. Оригинальным декоративным приемом в Жостове стал способ украшения подносов коптящим пламенем свечи, который имитировал окраску панциря черепахи и получил местное название „червячок" (Кат. 21). Два таких подноса в 1880-е годы находились в употреблении в семье Льва Толстого, и сейчас их можно видеть в московской усадьбе-музее в Хамовниках.

 

Другой крупной мастерской, в которой также изготавливали шкатулки из папье-маше и металлические подносы, была мастерская Цыгановых в деревне Новосильцево. Она была основана в 1855 году Ефимом Федоровичем Цыгановым. В 1876 году ему и его сыновьям Степану, Никите и Ивану принадлежали уже две мастерские, в которых работало вместе с хозяевами 49 рабочих (5). Подносы Цыгановых отличались от вишняковских. Сохранились подносы с цветочным обрамлением по краю поля, с серебристыми графическими цветами (раскраской по потали) (Кат. 40). Необычный поднос хранится в Эрмитаже: в овале изображен поясной портрет восточной красавицы с томным взглядом (Кат. 42). Лубочная манера живописи поддержана красным фоном и золотым обрамлением "елочкой". Другой поднос с клеймом Цыганова оказался в частной коллекции в Берлине: на нем в наивной манере нарисован маленький парусник среди бушующего моря. Произведения Цыгановых, так же как и Вишняковых, неоднократно награждались медалями на художественно-промышленных выставках. На Всероссийской сельскохозяйственной выставке 1887 года в Харькове подносы были удостоены особой похвалы: „Московские кустари — Вишняков и Цыганов представили замечательно чистой и даже изящной работы железные полированные с разнообразными рисунками подносы" (6).

 

В статистических материалах по кустарной промышленности Московской губернии опубликовано много имен жостовских мастеров. Некоторые из них можно соотнести с экспонатами частных и музейных собраний — это подносы „отделанные под черепаху отца и сына Матвеевых из деревни Чиверево, братьев Сорокиных из деревни Хлебникове (Кат. 46).

 

В годы первой мировой и гражданской войн производство подносов прекратилось и возобновилось вновь в 1920-е годы. Художники организовали несколько трудовых артелей - в Новосильцеве, Жостове и Троицком. В Эрмитаже хранятся экспериментальные образцы изделий Новосильцевской артели, относящиеся к концу 1920-х годов: восьмигранный поднос и „классический" овальный поднос с золотым букетом (Кат. 52, 53). В 1928 году товарищества объединились в артель „Металлоподнос". В 1930 году в деревне Жостово для новой артели было выстроено каменное здание.

 

В период 1920-1930-х годов с мастерами-жостовцами сотрудничали профессиональные художники: П. П. Кончаловский, П. А. Спасский, Б. Н. Ланге, П. П. Соколов-Скаля (7). Тогда казалось, что букет, написанный по законам академической живописи в виде натюрморта, улучшит жостовскую традицию.

 

Однако новые образцы оказались далекими от привычных приемов местной росписи и не были приняты мастерами. Все же опыт совместной работы оказался полезным, так как побудил жостовцев к'собственному творчеству. Небольшая группа живописцев артели: И. С. Леонтьев, А. И. Лезнов, П. С. Курзин, Д. С. Кледов,— сохраняя неизменной традиционную технику, одновременно откликалась и на новые веяния в искусстве. Букеты, в отличие от привычной композиции Вишняковых стали более плотно собранными и благодаря активной бликовке приобрели черты монументальности. Композиции П. С. Курзина составлены из разнообразных цветов: синих и красных хризантем, ирисов и маков (Кат. 71). В эти годы цветочная роспись стала превалировать над жанровой и пейзажной живописью. В последующие десятилетия достижения этих лет стали восприниматься мастерами как классика оформления подносов.

 

В 1930-е годы советское правительство оказывало большую поддержку народным промыслам — изделия кустарной промышленности служили предметом экспорта. Жостовские подносы экспонировались на зарубежных художественных выставках. В эти годы из чисто бытового предмета расписной поднос стал все больше приобретать значение настенного панно-картины.

 

В годы Великой Отечественной войны линия боевых действий проходила недалеко от Жостово. Артель изготавливала более необходимую для того времени продукцию — печки-» буржуйки". Однако руководство артели понимало, что небольшой группе оставшихся мастеров (в основном — молодые девушки) очень важно не утратить навыков кистевой росписи. Поэтому даже в это трудное время в артели изготавливали и расписывали детские жестяные ведерки, материалом для которых служили консервные банки из-под американской тушенки.

 

В послевоенные годы быстрому восстановлению промысла способствовало пополнение артели молодыми художниками, которые прошли обучение в Федоскинской художественной школе на специально созданном отделении жостовской росписи (8). Преподавателями школы были талантливые мастера В. И. Дюжаев и П. И. Плахов. Годы учебы в школе запомнились многим выпускникам как самые яркие годы их жизни. Атмосфера творчества с частыми выставками, конкурсами и знакомство с историей подмосковного промысла на примере уникальных экспонатов школьного музея воспитали людей, увлеченных традиционным искусством.

 

В 1950-1960-е годы артель возглавлял А. П. Гогин — талантливый художник и очень требовательный руководитель. Он добивался от мастеров высокого качества работ и заставлял оттачивать технику живописи. Большой его заслугой явилось сохранение и закрепление в коллективе самобытной техники цветочной росписи. Ее своеобразие можно понять, проследив работу современного мастера: на матовую поверхность подноса на места предполагаемых цветов наносится подмалевок — пятна разбеленной краски — красной, желтой, зелёной.

 

В них еще нельзя угадать форму будущего цветка. После просушки и снятия шероховатостей, оставленных кистью, поверхность подноса протирается маслом и наносится основной рисунок темными, но прозрачными красками, сквозь которые просвечивает подмалевок. На этом этапе работы и появляется цветок, но еще недостаточно выпуклый. На последней стадии мастер берет непрозрачную краску, смешивает с белилами и трогает те лепестки, которые должны иметь блик от яркого освещения, и цветок обретает объем, лепестки причудливо изгибаются, цветок раскрывается. Мастеру остается обозначить тычинки и, где нужно, тонкой легкой линией „чертежки" округлить лепесток или заострить листик. Такая техника послойной живописи с просвечивающими нижележащими слоями краски восходит к классической масляной живописи XVIII столетия и удивительным образом живет в наши дни.

 

В XX веке к жостовскому искусству приобщались большей частью те жители деревни, чьи родители, деды и прадеды были художниками, лакировщиками, ковалями. Фамилии представителей современных жостовских династий Антиповых, Беляевых, Гогиных, Леонтьевых, Савельевых известны с середины XIX века в качестве живописцев и владельцев подносных мастерских. В советские годы работа в артели и на фабрике считалась почетным и доходным делом, поэтому практически каждая семья была причастна к изготовлению и отделке подносов. Росписи часто обучались с детства дома, многие мастера получали навыки „из-под руки" на фабрике. Ощущение промысла как большой семьи воспитывалось и не только благодаря родственным связям. Многолетний труд художников, когда 250 человек трудились в одном большом зале, помогал накапливать коллективный опыт и совершенствовать мастерство. „В конце рабочего дня идешь сдавать свои подносы и посмотришь, кто как пишет, что-то и для себя новое у кого-нибудь подметишь" (9).

 

И сегодня жители Жостово стремятся сохранить черты традиционного уклада жизни своей деревни. Они вместе отмечают праздники, особенно летний — Ильин день — престольный праздник деревни. Местный коллектив народной самодеятельности на протяжении многих десятилетий был одним из лучших в районе. Им долгие годы руководила талантливый живописец Н. Н. Гончарова. По ее словам, композиция народного танца перекликается с ритмичным расположением цветов на подносе, а эмоциональность песни созвучна чувственности жостовской росписи.

 

В 1960-1970-е годы большую помощь в развитии творчества на фабрике оказал московский Институт художественной промышленности. Его сотрудники — искусствоведы Б. И. Коромыслов и И. А. Крапивина проводили с мастерами творческие семинары, на которых объясняли художественные принципы современной архитектуры и интерьера, иные законы, установившиеся в прикладном искусстве. Это помогало художникам разработать более условное изображение цветка, побудило обратиться к росписи по потали, металлическим порошкам и пластинам перламутровой инкрустации.

 

По словам Гончаровой Н.Н, им приходилось постепенно осваивать более свободную композицию букета и мягкий аккуратный мазок — так, чтобы лепестки „не мяли" друг друга и „воздух" ощущался вокруг каждого цветка. Напряженная творческая работа коллектива фабрики способствовала яркому расцвету жостовского искусства в 1970-1980-е годы.

 

Уникальные произведения жостовских художников стали экспонироваться в лучших выставочных залах Москвы. Ведущие художники фабрики были отмечены дипломами Российской Академии художеств, удостоены званий лауреатов премии имени И. Е. Репина, званий заслуженных и народных художников России. За последние три десятилетия опубликовано несколько исследований истории искусства Жостова (10).

 

Резкие экономические перемены, произошедшие в стране в начале 1990-х годов, сказались и на жостовском промысле. Число занятых в производстве людей значительно сократилось. Некоторые мастера вновь обратились к цветочной росписи на папье-маше, как это было в трудные 30-е годы. Но наиболее талантливые и преданные своему искусству мастера продолжают успешно работать и сегодня, приспосабливаясь к новым условиям, а традиционность и высокое качество обеспечивают их изделиям постоянный спрос и любовь ценителей. Жостовское искусство популярно не только в России. Художники выезжают в Англию, США, Австралию, где проводят мастер-классы, покоряя аудиторию виртуозным владением кистевой росписью и легкостью импровизации в создании бесконечного ряда цветочных композиций.

 

Сегодня Жостово отмечает 180-летие промысла. К этой дате художники приурочили новые творческие работы, составившие современную часть настоящей выставки. Кроме художников, перечисленных в каталоге, в ней приняли участие А. И. Антипова, М. П. Антипова, И. Ф. Большакова, М. Ю. Бычков, И. А. Голубкова, Н. Ю. Климова, П. Ф. Ковалкин, С. В. Кораблев, О. В. Кошкина, Е. Кравченко, Е. Ю. Лапшина, М. В. Лебедев, В. И. Летков, Н. Н. Мажаев, Е. В. Мешкова, О. А. Плищенко, С. В. Плищенко, О. Седов, Т. Н. Седова, О. Ф. Смирнова, Н. А. Соколова, Н. А. Соламатина, Н. Е. Фролова, И. Н. Хныкова, И. Л. Юрасова.

 

Одна из идей выставки — показать историю жостовского подноса в контексте истории всего подмосковного лакового искусства. На выставке представлены не только подносы мастерских Вишняковых, но и их изделия из папье-маше — приблизительно в том же ассортименте, как они экспонировались на художественно-промышленных выставках конца XIX века. Впервые демонстрируются подносы малоизвестных жостовских мастерских Цыгановых, Матвеевых, Сорокиных, привлекающие не только росписью, но даже красотой и соразмерностью своих кованых вручную форм.

 

Представленная экспозиция, охватывающая почти двухвековую историю промысла, позволит зрителю по достоинству оценить то несомненное национальное художественное достояние, которым является лаковое искуство Жостово.

 

Автор: Крестовская Н.О